Брифинг ТПА с Управляющим директором ПО «МЗТА» Николаем Николаевичем Олихиным

19 мая 2020

 Брифинг ТПА с Управляющим директором ПО «МЗТА» Николаем Николаевичем Олихиным

Николай Никола­евич, день добрый! Последнее время происходит столько стремительных со­бытий, их отмен, смен векторов, переносов… и знаете… человече­ских потерь… что не знаю, какой вопрос за­дать первым…

 Дмитрий Георгиевич, день добрый! Знаете, Вы просили подготовиться к брифингу до 30 марта, и, ока­завшись волею судьбы, а точ­нее волею решений, которые сегодня принимаются в боль­шом количестве, в поезде, я стал обдумывать тему нашей беседы. Должен сказать, что кроме темы коронавируса и вызванных им по­трясений в голову ничего не лезло, поэтому, думаю, и спрашивать меня не надо, сам расскажу о событиях и своем видении их последствий.

На следующей неделе, а точнее, с завтрашнего дня вся страна уходит на выходные на одну неделю. Могу оши­баться, и хорошо, если так, но у меня есть ощущения, что эта неделя затянет­ся. Она, видимо, не покажет каких-либо реальных сдвигов в борьбе с вирусом, так как количество заболевших пока не так велико в сравнении с другими странами, зато может быть отличной репетицией дей­ствий более решительных и длительных. Она не сопоставима с объявленным инкубационным периодом вируса. По ее окончании, допустим, не будет силь­ного увеличения числа заболевших, и мы все выйдем на работу, и все те, кто, возможно, инфицирован, начнут передавать вирус дальше…

Если рост будет иметь место, то будет еще одна неделя, и еще одна… До каких пор? Сегодня, глядя на Италию и Испанию, никто не может ука­зать на срок. У меня в Италии есть деловые партнеры, и на выходных я звонил им, они напуганы, столько смертей вокруг они не видели ни­когда, и воевавших среди них нет. По их словам, до 90% смертей – это люди, которым более 70 лет. Если сказать очень грубо и страшно и продлить логику их слов, то, видимо, срок разгула вируса закон­чится, когда там не останется 70-летних или пожилые люди будут полностью изолированы от вероятности соприкоснуться с ви­русом. Очень надеюсь, что помощь, направленная в Италию нашей страной, даст результат и больше людей будет спасено.

 Что ждет здесь нас? Видимо, что-то похожее. Следую­щие дни и последующие покажут некий результат, из которого можно будет сделать теоретический вывод, успели мы или нет, кто в группе риска и как ее изо­лировать для сохранения жизни.

Но, Дмитрий Георгиевич, у нас ведь журнал о биз­несе, и пару слов мне хочется сказать и об этом. Экономики почти всех стран закрыты, и Россия не исключение. Начиная фактически с января страдает бизнес в сфере туризма, услуг, авиапе­ревозок. Если исключить авиакомпании с госу­дарственным участием, то мы имеем уже ты­сячи людей, оставшихся без работы по всей стране… И вот как им теперь жить? Ведь туризм и услуги – это в основной массе небольшой бизнес, где многие живут от зарплаты до зарплаты. Они уже не тратят деньги на одежду и бытовые товары, продукты по минимуму, это все зацепляет объем реали­зации в других сферах бизнеса, который тоже начи­нает сворачиваться. И вот теперь о нас с Вами. Падение цен на нефть и остановка эко­номик приведут к тому, что нефтяные компании, одни из основных потре­бителей арматуры, будут сворачивать инвестпроек­ты и закупки, а значит, без поддержки отрасли волна коснется и изготовителей арматуры. Добавим к тому, что я обозначил выше, неделю выходных, которая может за­тянуться. Все ли работодатели могут оплатить вынужденный простой? Безусловно, нет.

 К чему все это я наговорил, нагнал страха и пессимизма? На самом деле просто описал ситуа­цию, чтобы подвести к главному. Сегодня помимо запретов от Го­сударства нужна экстремальная и срочная поддержка. Промедление грозит тяжелой катастрофой. В отли­чие от Италии с развитой экономикой и неплохими зарплатами, да и что там говорить, климатом, который не во всех ее частях требует три комплекта одежды на каждый сезон, у нас у большинства на­селения запасов денежных или нет, или они минимальны. Не оказанная людям во­время финансовая помощь недопустима. Сегодня тот день, когда у Государства особая роль, будем рассчи­тывать, что оно с ней справится.

Что касается наше­го предприятия, то, мы, как и все, хотим работать, выпускать продукцию, конку­рировать, становить­ся лучше. Мы живой организм и, главное, должны сохранить людей, коллектив, сейчас это задача но­мер один. Наверное, как и у Вас, Дмитрий Георгиевич.

Муром, март 2020 года